Интервью с генеральным директором Badoo: редизайн, партнерство, Bumble

intrigue.dating
107258, Россия, Москва, Погонный проезд, 14с1
info@intrigue.dating
приложения знакомств в телефоне

Андрей Андреев – личность замкнутая и застенчивая. Но тем не менее весьма и весьма интересная. Предлагаем вам ознакомиться с интервью, которое он пару лет назад дал изданию Business Insider.

После чтения статьи вы начнете лучше понимать, как устроена индустрия онлайн-знакомств.

Поехали.

BadooBadoo

Business Insider: Почему бы нам не начать с обсуждения нового Badoo? Каковы самые большие изменения?

Андрей Андреев: Новый Badoo, который вы можете увидеть сегодня, — это просто скелет для целого набора удивительных, меняющих игру функций, которые очень скоро появятся вживую. Теперь у нас есть возможность их реализовать.

Все новое! Мы полностью перекроили приложение, создали новый дизайн для бренда, проанализировали и пересмотрели 11-летний опыт, чтобы улучшить и оптимизировать UX («user experience» – прим. пер.) и упростить сверхсложные функции.

BI: У меня сложилось впечатление, что «капитальный ремонт» намечался давно. Почему именно сейчас?

АА: Верно, я уже давно подумывал о том, чтобы переделать Badoo. Он начал напоминать (как мы называем это внутренне) «Франкенштейна». Это происходит с каждым продуктом в конечном счете. Когда вы добавляете функции, монетизируете или просто пытаетесь улучшить пользовательский опыт, добавляя новые забавные компоненты, он в конечном итоге становится похожим на маленькую рождественскую елку с множеством кнопок, меню внутри меню и т. д.

Старый интерфейс ограничивал нас во многих отношениях. Хотя мы много раз изменяли и улучшали его, пришлось признать, что мы больше не можем создавать новые функции на старом интерфейсе.

Это был долгий мыслительный процесс. После многочисленных мозговых штурмов и с помощью команды Badoo я понял, в каком направлении нам нужно двигаться.

BI: Были ли факторы, которые останавливали вас, тормозили?

AA: Badoo имеет более 340 миллионов пользователей, которые естественным образом привыкли к определенному интерфейсу. Прежде чем что-либо изменить в приложении, мы всегда тестируем. Тесты неоднократно доказывали, что даже незначительное изменение, скажем, положения кнопки, может привести к снижению активности или дохода. Да, это реальная жизнь монетизированных продуктов.

Девушка с телефоном

Это была еще одна причина, по которой потребовалось так много времени, чтобы переделать приложение. Нам просто нужно было убедиться, что мы не потеряли никаких важных функций, сделав новый дизайн слишком интуитивным.

BI: Были ли убраны какие-либо функции?

Ничего из того, что следовало оставить. Но некоторые функции были оптимизированы. Протестированы и оптимизированы.

BI: В прошлом вы упоминали, что Badoo – это скорее социальная сеть, чем приложение для знакомств. Как вы различаете эти вещи?

AA: Badoo имеет долгую историю, и мы знаем, чего хотят наши пользователи. Да, конечно, это в основном приложение для знакомств. Но знакомства для многих людей – это флирт, общение в чате и т.д. Раньше считалось, что приложения для знакомств приравниваются к сексу. Но как обстоит дело в реальной жизни, скажем, в баре? Вы не просто подходите к каждому человеку в баре и договариваетесь о свидании. Иногда вы просто приходите, выпиваете, болтаете и уходите, и ничего не происходит. Иногда ты заводишь друзей. Вы не можете просто удалить социальный аспект из знакомства, так как это было бы немного скучно.

Badoo определенно помогает вам исследовать мир за пределами вашего существующего круга друзей, и это еще одна причина, почему он социальный.

Парень в сети

Партнерствоi

BI: Кое-что отличает Badoo – взаимодействие с множеством брендов и приложений. Что стоит за всем этим?

АА: Мы работаем со всеми этими компаниями на партнерских началах. Badoo – это очень сильная платформа. Это похоже на игру Lego — мы начинаем каждое партнерство, создавая продукт из источников, которые у нас уже есть, а затем добавляем необходимые детали.

BI: Как работает партнерство? Как вы встречаетесь с этими людьми?

Это может произойти случайно. Я могу встретиться с этим человеком, скажем, на каком-то мероприятии. Например, на форуме основателей, или на этих многих, многих, многих ивентах. Иногда люди сами обращаются ко мне. Вот Bumble, к примеру. Когда мы впервые объявили о моем партнерстве с Уитни, девушки в этом офисе начали выстраиваться в очередь. Они спрашивали совета по поводу инвестиций, будущих шагов и т.д. Это было тяжелое время. Каждый раз, когда мы публично делаем что-то, появляется куча людей, желающих поговорить со мной.

BI: А что насчет финансовой модели?

AA: Все зависит от обстоятельств. Взять к примеру партнерство с Tango – американским мессенджером. Здесь все 50/50. Мы занимаемся технологией, а они маркетингом. Они приводят новых пользователей, а мы отвечаем за то, чтобы пользователи были счастливы. Это один тип партнерства.

Сайт знакомств

С Bumble все обстояло иначе. Это уже не стандартные 50/50. Это тот случай, когда мы пытаемся понять и определить бизнес-модель вместе. Пытаемся вместе определить направление будущего проекта. Если я встречаю человека, которому могу доверять, если я верю, что человек может сделать этот проект, я счастлив в этом участвовать.

BI: Вы упомянули, что передаете маркетинг на аутсорсинг своим партнерам. Планируете ли вы в будущем заниматься этим внутри компании?

АА: Нет, я думаю, что Уитни очень хороша в том, что она делает, она очень сильна в маркетинге, и я не думаю, что это то, на чем мы должны сосредоточиться. Мы довольны партнерством, которое у нас есть с Уитни. Мы предоставляем всю инфраструктуру, все технологии, все услуги, и она просто фокусируется на одной вещи: маркетинге.

BI: На данный момент планируете ли вы приобретение других компаний?

АА: В настоящее время я очень занят с Badoo. Мы никогда ничего не приобретали – вместо этого мы обеспечили множество успешных партнерств, в которых мы покрывали технологическую и монетизационную части, а другой партнер заботился о маркетинге и пользовательском трафике.

BI: Не боитесь ли вы каннибализации в выпускаемых вами приложениях?

АА: Нет, не боимся. Они все очень разные. Это как с ресторанами. Если за углом откроется новый ресторан, вы же не перестанете посещать заведение, которое давно любите.

Сайт знакомств

Все приложения, над которыми мы работаем, отличаются друг от друга. Мы предоставляем пользователям свободу выбора.

Наше настроение меняется каждый день ввиду различных факторов. Так стоит ли ожидать от людей, что они будут пользоваться лишь одним приложением или посещать лишь один ресторан?

BI: Не могли бы вы рассказать мне историю Badoo и Bumble? В прошлогодней статье TechCrunch было сказано, что вы приобрели компанию.

АА: Я ее не приобретал. Инвестировал и оказывал техническую поддержку.

Уитни и я начали бизнес вместе еще в 2014 году, мне нравилось ее видение ориентированной на женщин компании в пространстве социальных медиа, и я верил в то, чего она хотела достичь. У меня был внушительный опыт работы в этой индустрии, и у нее тоже. Я поддерживал и поощрял ее деятельность.

Хотя Bumble имеет доступ к некоторым из наших лондонских инфраструктур Badoo, она работает автономно как совершенно отдельная компания; штаб-квартира находится в Техасе под руководством Уитни.

Хотя я сосредоточен на Badoo изо дня в день, я все еще активный партнер в Bumble. Мы с Уитни тесно сотрудничаем, и ,благодаря тому, что я построил в Badoo, я могу предоставить значительные ресурсы Bumble. Я очень тесно связан со всем, что касается выпуска продуктов в этой компании.

Сотрудничество двух парней

BI: В 2012 году вы сказали, что не уверены насчет IPO. Изменилось ли что-то с тех пор?

АА: Badoo для меня — как любимый ребенок. Хотя и довольно старый ребенок. Badoo-это не просто отдельный продукт. Это огромная машина, фабрика функций с множеством чрезвычайно талантливых и преданных людей, работающих над ней.

IPO для каждой компании означает начало конца, когда структура становится более кооперативной и инновационные проекты трудно передать линейным менеджерам.

Хотите – верьте, хотите – нет. Прошло 11 лет, а ощущения такие, будто это все еще является стартапом. Мы открыты для новых идей – от любого члена нашей команды. Тестируем, ошибаемся, создаем новые интересные продукты для Badoo. Как можно это не любить? Думаю, я буду предан этому делу еще какое-то время.

Badoo, Андрей, Россия и ЛондонBadoo-2

BI: А что насчет вашей карьеры? Чем вы занимались до Badoo?

АА: До основания Badoo я создал довольно много успешных проектов, таких как Begun и Mamba.

BI: Вы живете в Лондоне. Почему?

АА: Мне здесь просто нравится. Образ жизни, энергия, люди. Я твердо верю: вы создаете то, что вас окружает. Наши британские офисы расположены в Вест-Энде. Причина этого заключается в том, что это очень оживленный и разнообразный район, и именно таким я хочу видеть Баду.

Андрей Андреев

BI: Ранее упоминалось, что вы сменили имя. Почему вы решили это сделать?

АА: Боюсь, что здесь нет никакой теории заговора. Как бы мне хотелось, чтобы это было так. Я использовал фамилию моего отца, но после переезда в Европу я быстро понял, что люди действительно изо всех сил стараются правильно произносить и писать мое имя. Поэтому я решил облегчить жизнь всем (включая меня) и начал использовать фамилию моей матери. Это также звучит довольно круто, не так ли? Андрей Андреев.

BI: Одна вещь, которую я хотел бы затронуть — это восприятие на Западе российских технологических компаний. У нас есть такие компании как Яндекс, ВКонтакте, но они часто не хотят расширяться на Запад. Как вы думаете, почему это так?

АА: Есть много вещей, которые отличаются как в России, так и в российском бизнес-пространстве. Прежде всего – менталитет. Россия — это такой уникальный и специфический рынок, он очень отличается от всего, что вы видите. Вы не просто продаете кофе, вы продаете переживания, которые связаны с эмоциями, отношениями и конкретными привычками. Чтобы добиться успеха, вы должны очень хорошо знать свой рынок и жить им.

Во многих случаях российские продукты и бизнес-проекты очень далеки от западного менталитета. Наличие местных альтернатив на рынке также не помогает делу. Поэтому я думаю, что они решили придерживаться того, что они уже знают, и рынка, где это работает лучше всего.

BI: Badoo долгое время, казалось, избегал публичности. Почему это так?

Андрей Андреев

АА: Badoo – это технологическая компания, основанная чисто техническими людьми. Мы никогда не занимались пиаром. Badoo была основана, когда не было необходимости в пиаре для технологических компаний. Все, что вам нужно сделать, — это действительно иметь хороший продукт, что само по себе является прорывом. Тем не менее, до сих пор мы являемся компанией, ориентированной на продукт/ технологию, и PR – это не то, к чему мы привыкли.

BI: Является ли отказ от публичности сознательным решением с вашей стороны?

АА: Честно говоря, я не тот человек, который фокусируется на своем публичном образе. Я фокусируюсь на бизнесе, на продукте. Стараюсь сделать максимум. Если я получаю результат – например, как с недавним переосмыслением Badoo – я готов с гордостью об этом говорить. Ненадолго выйти в свет, обсудить это, а затем вернуться на свое рабочее место.

BI: Это новый Андрей? Вы планируете давать больше интервью?

АА: Нет, нет, нет, нет, нет. Просто на данный момент я не могу прятаться. Я не имею права на скромность – мы проделали огромную работу. Я считаю, что это моя обязанность – говорить об этом громко, чтобы об этом узнали все.

BI: Планирует ли Badoo маркетинговую кампанию в США? Готовы ли вы идти бок о бок с Tinder или этот рынок – не то, на чем вы сейчас сфокусированы?

АА: Я оставлю это Bumble, а мы пока останемся в Европе.

Оцените статью

zvr

И поделитесь с друзьями

Комментарии комментарий 0