«Я родилась без вагины и сделала ее сама». Невероятная история Элли Хенсли

intrigue.dating
107258, Россия, Москва, Погонный проезд, 14с1
info@intrigue.dating
Элли Хенсли

«Собирая сумку перед недельным отпуском с семьей лучшей подруги, я решила положить в нее последнюю вещь – набор для расширения влагалища. Это аккуратный чемоданчик с четырьмя приспособлениями, похожими на фаллоимитаторы разного размера. Я пользуюсь такими расширителями с подросткового возраста, но никогда не прибегала к ним во время мастурбации. Для меня, увы, этот набор – вовсе не помощник для сексуальных утех».

В 16 лет австралийка Элли Хенсли узнала о своем страшном диагнозе – врожденной аномалии развития половых органов. Девушка рассказала о непростом пути принятия себя и своего тела, о том, как училась жить заново и решила помогать женщинам с аналогичным заболеванием.

Через боль и отчаяниеi

В 16 лет мне диагностировали редкое заболевание под названием синдром Майера-Рокитанского-Кустера-Хаузера, также известный как мюллерова агенезия (МРКХ). Это значит, что я фактически родилась без матки и влагалища.

Этот синдром диагностируется примерно у 1 из 5000 женщин в мире. Обычно это происходит в позднем подростковом возрасте, когда у девушки так и не началась первая менструация. Естественно, месячные у женщин с этим заболеванием отсутствуют всю жизнь.

Во время одного из моих первых визитов к врачу мне объяснили, что длина моего влагалища примерно равна длине ногтя. То есть вся репродуктивная система была сильно недоразвита.

Итак, если я хотела вести нормальную половую жизнь и обрести полноценное женское тело, мне необходимо было буквально создать свое собственное влагалище. В то время было два варианта — хирургическое вмешательство или расширение путем растягивания. Я выбрала последний метод лечения, так как он показался мне менее травматичным.

Так я начала свой мучительный путь к обретению нормального влагалища. Каждый день утром и вечером я вставляла трубки для расширения вагины в свое влагалище размером с ноготь и сильно давила. Я повторяла этот жуткий ритуал через боль и слезы в течение долгих девяти месяцев. И это помогло. В конце концов, на месте крошечной ямочки у меня появилась вполне обычная вагина.

Прошло уже 23 года, а я до сих пор не могу забыть позу, которую мне пришлось принять, чтобы втиснуть расширитель в свое тело — я лежала на спине — ступни на полу, колени раздвинуты. Эти воспоминания все еще не дает мне покоя, особенно когда я занимаю такую ​​позицию во время йоги. Иногда мне кажется, что это нереально: я, 39-летняя женщина, живу с вагиной, которую сделала сама.

Справилась сама и помогаю другим2

С тех пор, как мне исполнилось 30 и я стала соучредителем MRKH Australia (австралийское сообщество женщин с МРКХ), я публично рассказывала о своем состоянии. Но я никогда не уделяла пристальное внимание тонкостям создания своего влагалища и не приводила людям наглядный пример. Так было до тех пор, пока я не решила сделать ролик для Instagram, в котором показала, как именно все происходило, на примере дыни, олицетворяющей часть моего тела.

В создании этого видео мне помогала журналистка и по совместительству моя лучшая подруга Эми Моллой. Мы познакомились семью годами ранее, когда она брала у меня интервью для статьи — моего первого материала для прессы MRKH. С тех пор этот человек поддерживает меня и призывает больше рассказывать о своей удивительной истории.

В окружении штатива и набора расширителей влагалища я рассказала все, что знала о том, с чем в сталкиваются женщины, у которых диагностирована мюллерова агенезия, в чем заключается особенность строения внутренних органов при этом заболевании или и как научиться жить с недоразвитой вагиной. За три недели этот ролик был просмотрен более 370 тысяч раз.

Я наблюдала за тем, как стремительно растет количество просмотров в Instagram, и, как член MRKH и лидер благотворительной организации, была в восторге. По всему миру существует более 21 групп поддержки и благотворительных организаций, которые предлагают помощь и повышают осведомленность об этом уникальном состоянии, и это 30-секундное видео смотрели люди по всему миру. У меня получилось привлечь еще больше внимания к проблеме!

Однажды мне сказали, что у меня произошел генетический сбой в течение первых шести-восьми недель беременности, когда формируются репродуктивные органы. Однако моя репродуктивная система отсутствовала не полностью.

Яичники сформировались нормально и вырабатывали эстроген. Поэтому вы никогда не догадались бы, что со мной что-то не так: я выгляжу, как самая обычная женщина. У меня есть грудь, бедра и другие вторичные половые признаки, которые мы привыкли видеть у женщин. Хоть остальную часть своей репродуктивной системы мне и пришлось дорабатывать самостоятельно.

Путь к принятию себя3

В подростковые годы я столкнулась с тяжелейшим стрессом из-за своего диагноза. Я была практически ребенком, когда узнала, что в моей жизни никогда не будет места беременности и родам. Я потеряла девственность из-за медицинских приспособлений во время четырехдневного пребывания в больнице, а после еще девять месяцев завершала процесс дома.

С самого начала у меня сложились напряженные отношения со своим телом. Я не знала, как вести себя, как женщина. Мне нужно было быть пьяной, чтобы заняться сексом. Помню, как пила противозачаточные таблетки и использовала разные предметы женской гигиены, чтобы быть похожей на своих подруг. Но я по-прежнему чувствовала себя чужой и бесконечно далекой от них.

Однажды я даже купила тест на беременность — просто чтобы узнать, каково это. В моей жизни были расстройства пищевого поведения и селфхарм. Я искренне недоумевала, почему у меня такая большая грудь, если я не способна выкормить ею ребенка.

У большинства женщин синдром Майера-Рокитанского-Кустера-Хаузера приводит к бесплодию и сексуальной дисфункции. Но именно возможность иметь ребенка и поддерживать здоровую сексуальную жизнь были в моем понимании основополагающими в отношениях. Когда мои биологические часы пробили мне чуть больше 30, в моем сознании возникла дилемма: хочу ли я стать матерью? Долгие шесть месяцев я размышляла над этим вопросом.

Близкая подруга сделала мне, наверное, лучший подарок в жизни: она предложила стать суррогатной матерью моего ребенка. Многочисленные консультации врачей, подготовка к ЭКО, всевозможные анализы… а потом я с болью осознала, что стать матерью на самом деле не входило в мои планы. Я хотела изучать себя и свою сексуальность. Все, чего мне действительно хотелось, — наладить наконец непростые отношения с собственным телом.

Череда переломных моментов, бесконечные внутренние метания и смятение, занятия йогой и возможность рассказать о своем диагнозе подтолкнули меня к мысли, что пора выздоравливать. Всю свою жизнь я отчаянно пыталась почувствовать себя женщиной; я была измотана этим бесконечным стремлением. И, кажется, впервые за 39 лет я начала по-настоящему ощущать себя в женском теле.

Я учусь любить и принимать свое тело, больше не видя в нем врага, учусь по-настоящему наслаждаться каждой его клеткой. Это долгий и сложный путь, на котором я спотыкаюсь и падаю, но продолжаю идти вперед. Я продолжаю двигаться навстречу самой себе и никогда не остановлюсь.

Один бывший парень однажды сказал мне: «Элли, тебе не стоит беспокоиться о своем теле. Ты всегда будешь любимой и желанной. Ты сильная и храбрая, и это делает тебя невероятно привлекательной женщиной». Только теперь я ему верю.

Когда мы собирали аппаратуру после съемки видео с дыней, меня охватила тревога. Не слишком ли глубоко я затронула табуированную тему женской половой системы? Однако когда под постом в Instagram начали появляться десятки комментариев с благодарностью от людей из MRKH, я увидела, что все было не зря.

Я поняла, что прошлое лишь формирует нас, но оно ни в коем случае не определяет то, какими людьми мы в итоге становимся. Ведь самое драгоценное, что у нас есть – личность – вовсе не зависит от анатомии.

Родилась без влагалища и матки: Лера | Быть Молодым

Оцените статью

zvr

И поделитесь с друзьями

Комментарии комментарий 0